Холодный кулуар



Не помню, чтобы мне когда-то было так страшно в жизни,
интуиция подсказывала, что ничего не получится.

Каждый раз, просыпаясь в палатке, первым делом пытаешься понять порадует ли этот день солнцем и теплом, особенно если ночь была холодной и не "радовала" ничем кроме ветра и снега.
Так как второй утомительный день похода выбил из нас все силы, то легли мы рано, поэтому и проснулись ни свет ни заря, кажется на часах не было и восьми утра. В то утро, помню, мне думалось, что всю «жесть» Крыма, которую мы могли испытать, мы уже испытали. Но все самое «интересное» тихо поджидало впереди.

Солнце уже высоко.

Взгляд наверх.

Все еще лежит снег.

Словно в пустыне.

Проснувшись, мы скорее поспешили выглянуть из нашего "дома".  Как и ожидалось, утро порадовало нас светлым ясным небом, практически безветренной погодой и теплом; даже мирно лежащий рядом и не желающий таять снег нас уже не смущал.

Ночь выдалась не самой теплой.

Соседство.

Как мы спрятались от ветра.

Немного инея.

На удивление, мы проснулись под пение птиц, хотя в предыдущий день все говорило о том, что никакой живности тут нет и быть не может.
Трек: Strava
Пшенная каша с печеньем, сухофруктами и сгущенкой, горячий чай – в любом походе эта простая еда покажется самой вкусной, даже несмотря на то, что ты ешь это изо дня в день.

Не надоедающий завтрак.

Еда, ставшая классикой.

К этому дню нам все еще не удалось съесть все, что было запланировано, поэтом сильно рюкзаки не полегчали. Да и до источников воды было еще идти и идти. Оставалось лишь просушить промокшие накануне ботинки и все-таки надеть куртки.

Когда у тебя не мембранная обувь.

Лучшее место.

На "вершине" Крыма открываются совершенно удивительные картины и все что хочется – это жадно впитывать красоту природы, а не смотреть под ноги. И, конечно, делать фотографии на каждом выступе, холме и скале – тот случай, когда не человек красит место, а место человека. Здесь веяло покоем, тишиной, простором и свободой, возможно поэтому именно это место всплывает в памяти при мыслях об этом путешествии.

Каменный круг.

Белогривые лошадки?

Подъем наверх.

Нитью вьется трасса Симферополь - Алушта.

В этот день нам предстояло спуститься с Чатыр-дага и успеть взобраться на другую гору, примерно пятнадцать километров пути, четыре сотни метров крутого спуска, еще метров триста спуска попроще, а потом восемьсот метров набора высоты.

Вверху все еще много снега.

Удивительные виды.

На краю.

Традиционная птичка.

Взирая вниз.

На карте была всего одна тропа, ведущая в нужном нам направлении, периодически  терявшая след – по ней мы и пошли. По пути нам встретилась проржавевшая и практически полностью разрушенная конструкция функционировавшего когда-то фуникулера и не менее застарелых остатков искусства, ушедшего в прошлое.

Скалы, леса и небо.

Горный пепелац.

Последний подъем.

Когда мы подошли к краю плато, тропа потерялась и, чтобы понять куда идти дальше, Стасу пришлось обежать ближайшую округу. К моей тревоге, он пошел в сторону выступа и стал спускаться в невидимую мне пустоту. Через пару минут он из нее вынырнул и бодро сказал: "Нам туда!". Я, полностью доверившись своему капитану, пошла за ним – вскоре перед нами предстал длинный и крутой спуск на четыреста метров.

Нам что, туда идти?

От одного взгляда вниз просто дух захватывало: ты подходишь к краю скалы, за которой лишь пустота, смотришь вниз и не веришь, что здесь вообще можно спуститься. Но, когда напрягаешь зрение, то начинаешь различать едва заметную нить тропы и становится немного легче: здесь явно ходят люди.

Перед спуском по кулуару.

Первые минуты спуска оказались довольно простыми: скалы, образующие некое подобие ступеней, помогали на спуске. Мешала лишь сотни мелких камней, которые то и дело устремлялись вниз, а потом можно было расслышать все удаляющийся стук - камни летели далеко вниз.

Когда спускаешься по отличной тропе.

Захватывающий вид.

Путь вниз.

На смену каменным ступеням пришла трава вперемешку с камнями. Особой трудности спуск все еще не представлял, но нарастающий уклон вызывал некие опасения. Однако, тогда мы еще не знали, что впереди нас ждет испытание пострашнее, чем сыпуха и скользкая трава.

Прощаемся со "ступеньками".

"Холодный кулуар" - такое название получила эта ложбина, так как находится она между двумя скалами и "смотрит" на север, а потому солнечные лучи сюда практически не добираются, а значит и снег тут задерживается надолго. 

Медленно, но верно.

К слову, снег мы увидели после того, как тропа завернула и нам открывалась полная картина того, что ждет нас впереди. Острое волнение началось, когда я увидела веревочные зацепки в скалах. К тому моменту мы спускались хватаясь за все, что только было под руками и ногами: траву, скалы, грязь, камни, в ходу были все пять конечностей тела. Камни предательски ускользали из под ног и катились на впереди идущего. К счастью, кто-то из путников оставил еще наверху спуска палку, которую мне хватило мудрости взять. Сначала снег, по которому предстояло пройти, не внушал опасений, несмотря на то, что основная тропа шла именно под ним. Подойдя к нему ближе, мы поняли, что все снежные участки покрыты ледяной коркой и идти по ним невозможно. Приходилось самыми невероятными способами обходить снежник, хотя скользкая трава больше уверенности не давала. Уже с этого момента на Стаса легла двойная нагрузка, так как ему приходилось сначала обходить снег самому, оставлять впереди свой рюкзак, возвращаться за моим рюкзаком и уже с моим рюкзаком и со мной преодолевать самые "крутые" и опасные участки.

А вот и снег.

Предвкушая приключения.

С первыми сложностями мы столкнулись, когда тропа окончательно спряталась под снежником, и мы оказались на скальном выступе, нависающим над снегом на высоте в несколько метров. Стас пробрался вперед, чтобы оценить обстановку, но вернулся ни с чем: спуск на снег в этом месте был слишком опасен, поскольку вплотную к камням снег растаял, образовав полость внушительной глубины, куда можно было провалиться. А как потом оттуда выбраться - та еще загадка.

Впереди виднеется тот самый выступ.

Тогда было решено перейти на другую сторону кулуара траверсом. Для этого нам нужно было спуститься с выступа, а затем подняться наверх по траве. И в этом не было бы никаких сложностей, если бы травянистый склон не был таким крутым. Но кое-как мы это место все же преодолели и продолжили спуск.

Вид из кулуара.

К нашему сожалению, снегу все-таки удалось перегородить нам дорогу: кажется, около двадцати метров необходимо было пересечь поперек кулуара, то есть даже не спускаться вниз, а словно перейти с одной стороны ледовой дороги на другую. Сказать, что идти по нему не хотелось – ничего не сказать. Помню, в один момент даже ком к горлу подкатился от безысходности: обратного пути уже не было, а движение вперед представляло реальную опасность сорваться и скатиться по ледяной горке далеко вниз и встретиться в итоге "лицом к лицу" с камнями. Такой расклад не нравился нам совсем, но деваться было некуда.

Красота природы.

Первым пошел Стас: не снимая рюкзак, взяв в руки по острому камню, на четырех опорах, задом наперед он медленно продвигался на противоположную сторону. К слову, половину пути по снегу он даже прошел на ногах, периодически проскальзывая. Когда он добрался до другой стороны этой дороги и прижался к скале, у него сильно замерзли руки, перчаток же не было: "А зачем?" - говорил он дома.
Стас вернулся той же дорогой за мной, чтобы перенести мой рюкзак. "Я думал, что это будет намного сложнее, корка снега проваливался и неплохо держит" -  нельзя сказать, что его слова по возвращении на мою сторону придали мне уверенности. Я взяла по острому камню в руки и стала медленно продвигаться тем же образом по снегу. Не помню, чтобы мне когда-то было так страшно в жизни, интуиция подсказывала, что ничего не получится. При каждом новом шаге мне приходилось выдалбливать ямку в снегу, потому что подо мной ничего не проваливалось. Ноги тряслись, рукам было очень холодно, я часто сгибала колени, что давало меньше опоры ногам. Примерно на половине пути моя тактика дала осечку, трясущиеся ноги выскользнули из ямок и я "полетела" вниз. Метров через пятнадцать скоростного полета, ничего не соображая (нет, передо мной не пронеслась вся жизнь), я услышала неистовый крик Стаса: "Упрись ногами, упрись ногами". Лишь со второго раза мне удалось это сделать и я остановилась. Настолько шаткое было мое положение, что оба из нас понимали, что это могло быть возможным концом. Истерика от бессилья. Камни выскользнули из моих уже поцарапанных, замерзших и окровавленных рук, ноги по прежнему тряслись, было страшно пошевелиться. Стас вместе с моим рюкзаком двинулся мне навстречу, он только что не бежал по снегу. Он был так близко, на расстоянии вытянутой руки, но ничем не мог мне помочь: оторвав хоть одну конечность от снега, я "полетела" бы дальше. Оставалось сделать всего несколько шагов до спасительной расщелины между снегом и скалой. Собрав остатки сил и воли в кулак, снежный участок остался позади. 

Нужно переползти на другую сторону.

Мы оказались на небольшой опушке, сели отдохнуть, заклеить раны пластырем и разобраться реально ли вообще спуститься вниз. Вариант с вызовом МЧС тоже обсуждался, хоть и не всерьез.
Поскольку вся дальнейшая дорога вниз была застелена снегом, единственным нашим вариантом было пробираться впритык вдоль скал, где снег хоть немного от нее отставал. С рюкзаками пройти там было бы очень тяжело, да и сил уже не было. Поэтому мы их просто сбросили вниз по снегу, в тот момент было уже все равно случится с ними что или нет. Сложно сказать, сколько еще нам пришлось спускаться по расщелине, но вскоре мы вышли на участок леса без снега. И глубоко вздохнули с мыслью: "все позади".

Спасибо он явно не скажет.

Самое интересное, что этому спуску не было бы посвящено столько внимания был бы Стас один или с кем-то из мужчин: ведь он по нему прыгал словно кошка. В конце спуска, встретив мужчину, мы отказывались верить своим глазам: мало того, что он шел вверх по нему, у него за спиной были лыжи. "Первый раз вижу, чтобы рюкзаки шли вперед туристов" - такими были его приветственные слова. Я в ответ недоуменно спросила: "Вы что, идете туда?". Искренне не понимая ничего после спуска, я с трудом поверила, что он идет наверх, чтобы спуститься на лыжах по снегу. Что? Как?

Местное кафе.

Мужчина рассказал, что этот склон "круче", чем все склоны в Сочи на Красной поляне и сюда ходят кататься многие лыжники. Для меня это навсегда останется загадкой. И даже после просмотра видео лыжников, катающихся с "холодного кулуара" меньше вопросов в голове не становится.
Рюкзаки наши успешно пережили падение, и мы, после встречи с лыжником, мысленно "отогрелись". Еще пару километров мы спускались по лесу до родника, где набрали воды, промыли раны и умылись. Сейчас в тех районах делают туристические тропы и возможно вскоре этот кулуар покорит множество отдыхающих, тем более что летом он не представляет никакой опасности.

Что ждало нас внизу.

Вскоре мы вышли на дорогу, где на тролейбусе нам предстояло проехать несколько остановок. В ожидании транспорта, как настоящая девочка, я принялась приводить свои ногти в порядок, которые все обломались в момент падения: так сильно пальцы пытались впиться в снег, так сильно все внутри хотело жить.

Куда же он поедет, он же памятник!

Маникюр после спуска.

Легкий перекус на заправке, пара фоток в Инстаграмм и мы готовы дальше двинуться в путь. А путь наш лежал на другую вершину Крыма – гору Демерджи.

Чистенькие ботинки.

Через поля, леса, родники и мимо животных лежали первые километры пути на Демерджи. В этот день мы должны были заночевать на плато. Впереди было четыреста метров  живописного набора высоты. Троп наверх много, по многим из них гуляют туристы, причем и стар и млад. До самого верха ведут указатели, есть уютные перевалочные пункты где можно отдохнуть и полюбоваться открывающимися видами.

Горные дороги.

Привет, Лаванда.

Так и манит наверх.

Немного охладиться.

Встречались туристы с собаками, пожилые бабушки и дедушки, дети – популярное направление, даже несмотря на то, что подъем на вершину достаточно крутой. А может это мы уже были такие уставшие и с тяжелыми рюкзаками за спиной.

Куда путь держишь, турист?

Все ближе и ближе.

Начинаем подъем.

Место для отдыха.

Грела мысль о том, что до отдыха осталось совсем немного и, оказавшись на вершине, перед нами предстанет бескрайнее море.

Зелень и синева.

Прямые участки тропы.

Причудливые скалы.

Немного отдыха для ног.

Ну как же не взабраться на край?

Вид сверху.

Между скал.

Панорамный вид.

Вскоре мы вышли на небольшое плато, зовущееся Солнечной поляной, и это было одно из самых красивых мест, которые я когда-либо видела. Ровная, зеленая, чистая полянка с потрясающим видом и причудливой формы валунами. Спрашивается, откуда она такая ухоженная? Оказывается по другой, менее крутой тропе сюда водят пастись коней. Следы их жизнедеятельности нам пришлось убирать, чтобы поставить палатку на ровном и закрытом от ветра месте. Переживать было не за что: ни ветра, ни дождя, ни опасности за поворотом – мы решили, что это награда нам за то, что пришлось пережить утром.

Солнечные часы?

Окно в небо.

Наша "ракушка".

Удивительные скалы.

Ужин.

А что вокруг?

Закат в горах.

В копилочку лучших воспоминаний.

Прощаясь с днем.

Кажется, что в этом дне было не двадцать четыре часа, а гораздо больше. Сегодня в наш "горный коктейль" подлили чего-то очень острого и горячего, отчего мы влюбились в него еще больше.

Комментарии