Верхнее плато Чатыр-дага


Представьте, что вы идете по лестнице, только ступеньки на ней в два раза выше. 
Добавим кусочек тяжелого рюкзака, щепотку пронизывающего ветра, 
горстку грязи и скользких камней под ногами, 
ломтик облаков и мы получаем пьянящий горный коктейль. 
В него либо влюбляешься сразу, либо уже никогда.

Начну с того, что опыта пеших походов на длинные дистанции до этого путешествия у меня не было, поэтому что такое идти по пятнадцать километров в день с тяжелым рюкзаком за плечами или подниматься на полуторакилометровую высоту я не знала.
Так как первый день похода оправдал все ожидания того, как должен выглядеть пеший поход, то и от второго я ожидала чего-то подобного. Но "нет".
Трек: Strava
Лишь на второй день я начала понимать что такое горы и какую непредсказуемость они могут таить за следующим поворотом.

Туманное утро.

Дороги не видать.

Кратко о погоде.

Впрочем, день начался в облаках на высоте примерно в тысячу метров с минимальной видимостью и небольшим дождем. А поскольку по плану нам предстояло пройти не так много, около десяти-двенадцати километров, первую половину дня мы провели в палатке, отдыхая от первого, довольно утомительного дня.

Выгляни наружу.

Съели мы не так много, поэтому мой рюкзак практически не полегчал. Сегодня нам предстояло набрать еще пятьсот метров высоты и очутиться на верхнем плато Чатыр-даг. Что такое пятьсот метров? - казалось нам, учитывая то, что за первый день мы преодолели в два раза больше. И снова "нет".

Наш завтрак.

Погода налаживается.

Выдвигаемся в путь.

Пустоши.

Пещера "Бездонный колодец".

С опаской подходя к краю.

Ты не упадешь вниз, если будешь сидеть.

Первые пару часов мы проходили сквозь десятки отдельных лесных миров, которые извилистыми тропинками вели нас к цели. Даже хмурая погода не портила постоянно меняющихся картин, словно рука художника воплощала здесь в жизнь чье-то воображение. Небольшой привал на скалах придал сил.

Трава и скалы.

Гигантская воронка.



И, как оказалось, только сила да выносливость и понадобятся нам через полчаса пути. Судя по картам, до места предполагаемой ночевки на верхнем плато Чатыр-дага оставалось совсем немного, но мы и предполагать не могли, что последняя пара километров подробно "расскажет" нам, что значит взбираться на гору на высоте больше тысячи метров. 

Постепенно поднимаемся вверх.

Цвета Чатыр-дага.

Лесные пути.

Просторы.

Наш "тролль".

Выход из лесного массива предполагал подъем по довольно крутой тропинке, радовало то, что сейчас мы выйдем на поляну и испытания этого дня закончатся.

Скалы и деревья.

Путник в глуши.

Простота цветов.

Уже выходя из леса стало ясно, что находимся мы в густых облаках с видимостью примерно в двадцать метров, подул ветер, повеяло прохладой, которая не позволяла долго стоять и отдыхать.

Тропа наверх.

Поэтому мы двинулись дальше и увидели, что впереди нас ожидает подъем без конца и без края, конец которого прятался где-то далеко в облаках. Собрав последние силы в кулак, надев шапки и капюшоны, застегнув куртки, мы двинулись покорять вершину, которая словно пыталась всячески нам помешать, усиливая ветер и сгущая облака. Я быстро смекнула, что если я буду идти таким же темпом, то вскоре потеряю Стаса из виду и запросто могу отклониться от чуть прослеживаемой тропинки.

Подъем на верхнее плато.

Вот представьте, что вы идете по лестнице, только ступеньки на ней в два раза выше. Добавим кусочек тяжелого рюкзака, щепотку пронизывающего ветра, горстку грязи и скользких камней под ногами, ломтик облаков и мы получаем пьянящий горный коктейль. В него либо влюбляешься сразу, либо уже никогда.

Самое сложное позади. Или нет?

Вначале казалось, что не мы покоряем подъем, а он нас: смотришь ввысь и из-за тумана кажется, что через двадцать метров будет плато, но ты проходишь эти двадцать метров, а там впереди еще столько же, а потом еще и еще и еще раз десять точно. Лишь две вещи заставляли тогда идти вперед: страх потерять исчезающего в облаках Стаса и мысль о том, что это все равно намного лучше, чем сидеть на работе.

Легкий ветерок.

Обнадеживали следы людей, которые, вероятно, в этот день спускались с Чатыр-Дага: в тот момент я не понимала, зачем вообще люди здесь ходят? Что еще преподнесут нам горы? Как мы будем ночевать с таким ветром? Где взять силы на непрекращающийся подъем? И тут я вижу Стаса, который идет мне навстречу без рюкзака: либо он нашел место и просто идет мне помочь, либо наверху все так плохо, что придется идти обратно вниз.

Суровый северный склон верхнего плато.

К счастью, он шел мне на помощь. На пару минут мы спрятались от ветра за скалами и, каково было мое разочарование, когда наш "капитан" сказал, что это еще далеко не место нашей заветной ночевки на "вершине" Крыма. Чтобы забраться в палатку необходимо было пересечь плато и найти место за скалами, закрывающее нас от дикого ветра, хотя я была готова встать прямо там.

Теряясь в облаках.

К слову, ускоряло нас не только все окружение, но и промокшие ноги Стаса, который уже почти не чувствовал пальцев ни на ногах, ни на руках. Думаю, в тот момент он здорово пожалел, что когда, собирая дома рюкзаки, я спросила: "Может перчатки возьмем?", то в ответ услышала: "Да ну, зачем, жара же". Каково было наше удивление, когда наверху мы увидели огромные скопления мокрого снега, которые в тумане были больше похожи на пропасти в земле.

Нужно лишь не сбиться с пути.

Поиск места для ночевки осложнялся плохой видимостью, поэтому, возможно, мы прошли много хороших мест, которых попросту не могли увидеть. Мы старались не сбиваться с тропинки, иногда Стас отходил в поисках места, что вгоняло меня в панику, потому что я совершенно переставала его видеть. Оставалась только перекрикиваться. Впрочем, он бы прекрасно заночевал и один: палатка-то была у него.

Легкий поход, - говорили они.

Хотелось увидеть хоть какие-то подтверждения человеческой деятельности, потому что казалось, что ночевать тут просто невозможно. Но когда с тобой правильный и надежный человек, все по плечу. Укрылись мы за невысокими скалами, к тому моменту выражение лица Стаса говорило о том, что он промерз до костей. Не обошлось без негодований о том: «зачем мы поехали сюда в мае, говорил же, что надо ехать в июле». Но все это забылось, когда мы поставили палатку, периодически рыча друг на друга из-за усталости и холода, зажгли горелку, надели теплые носки и укутались в объятия. Удивительно, но прогноз на этот день был прямо противоположный, что и подтвердилось ясным небом и розовеющим заказом где-то на горизонте. Значит утро обещает восполнить нам все, что в ту ночь осталось позади.

Комментарии