Заканчивая главу


Да, это конец. Последний абзац и последние строки.
Но это лишь конец одной главы, за которой непременно последуют другие.

Я проснулся утром с щемящим чувством печали в сердце. Даже прекрасное место ночевки и красивое озеро, не могли излечить мою душу от грусти. Ведь сегодня наши приключения подходили к концу. 
Уже ранним утром лучи солнца обжигали - стало ясно, что сегодня день будет очень жарким. Путь нам предстоял длинный, к тому же нужно было пересечь границу (технически даже не одну) и заселиться в хостел во Пскове. Изначально мы планировали преодолеть оставшиеся километры за два дня и последнюю ночевку устроить уже в России, но потом подумали, что в этом нет никакого смысла: ночевка в тех краях казалась пустой тратой времени. Поэтому за последние два дня нам нужно было проехать около 260 километров.
Трек: endomondo
Долгий день должен начаться рано. Уже в семь утра мы готовили завтрак и собирали вещи. Мы решили, что сегодня нам лучше выехать пораньше. Во-первых, в прогнозе на сегодня значилась дикая жара, и было бы разумным хотя бы часть пути проехать утром, пока будет не так жарко. Во-вторых, упадническое настроение из-за возвращения домой лишало удовольствия от езды и превращало маршрут в гонку из пункта А в пункт Б.

Последняя ночевка в Латвии.

Утренние дебри.

Радуясь новому дню.

Когда в последний раз видишь Латвию так.

На часах даже не было восьми утра, а мы уже были в пути. Мы ночевали всего в нескольких километрах от Алуксне, так что в город въехали когда он еще спал. На дорогах не было машин, на тротуарах практически не было пешеходов - лишь немногие горожане проснулись столь рано в выходной день и неспешно шли куда-то по своим делам. А двое велопутешественников проезжали через последний латвийский город перед тем, как вернуться в Россию.

Спящий город.

Вероятно, какой-то отель.

На берегу.

Мы немного прокатились по тихим улочкам Алуксне, доехали до берега, откуда открывается вид на древнюю крепость, а потом отправились к супермаркету, чтобы в последний раз насладиться латвийской едой.

История.

Кому не спится по утрам.

Утро в маленьком городке.

Укомплектованы и готовы к дороге.

Еще один пернатый.

Еда закуплена и десерты съедены. Мы готовы отправиться в путь, но мне почему-то не хочется. Хочется сесть на асфальт рядом с магазином и включить капризного ребенка. Кричать: "не хочу домой, не поеду". Но мы давно уже не дети, на наших плечах лежит груз ответственности. Или ответственность - это лишь удобное название для страхов?

Велосипед.

И топливо.

На часах половина десятого утра. На улице - плюс двадцать семь. С каждой минутой ехать все тяжелее и тяжелее: солнце палит просто нещадно. Тело покрывается потом, с дороги на тебя летит пыль, и все это превращается в пленку, напоминающую отвратительную смесь жира, соли и грязи. 

Солнечные аллеи.

Щепотка красок.

Все путешествие я мечтал об этом кадре, и вот - успел.

Народное творчество.

Одиннадцать часов. На улице плюс тридцать. Мы уже не в силах любоваться окружающей нас красотой. Поездка превратилась в выживание. Под палящим солнцем находиться просто невозможно. Если ты решишь остановиться, не спрятавшись от солнечных лучей, то спустя несколько секунд твои глаза заливает пот. Пот, который покрывает твое тело и разъедают кожу, от чего она начинает щипать и чесаться. И ты вспоминаешь слова своих друзей, которые утверждают, что лучшее время для туризма - это лето. Ведь на улице жара, и ехать так приятно.

Матрасный велотуризм такой матрасный.

Мы добрались до финишной прямой. Трасса Рига - Псков, по которой нам предстоит ехать весь этот день. Мы спрятались от солнца на автобусной остановке. Солнце жарит так, что даже выходить из тени страшно - ты буквально ощущаешь его обжигающие прикосновения. Но и в тени просто нечем дышать: воздух так сильно нагрет и пропитан влагой, что ты начинаешь задыхаться.

Впереди - Царь-горка.

Полдень. На улице плюс тридцать два. Я уже плохо соображаю и мечтаю лишь о крохотном клочке тени и бутылке ледяной воды. Но мы на пустынной дороге. Никаких магазинов, никаких заправок. Лишь бесконечное полотно плавящегося асфальта. Когда едешь по нему на велосипеде, то чувствуешь какой жар от него исходит. Какой это из кругов ада?

Спуск с горки.

Час дня. Плюс тридцать три. У меня кружится голова, велосипед начинает вилять по проезжей части. Ко всему этому добавляется головная боль и тошнота. Из-за бешеной жары я не могу заставить себя ничего съесть, а между тем организму нужна энергия, чтобы ноги крутили педали. Я мечтаю о том как падаю на обочину и теряю сознание и перестаю чувствовать удушающую жару.

Дорога во Псков.

Граница позади. Я купил несколько бутылок ледяной воды на заправке и теперь на каждой остановке обливаю себя, чтобы хоть немного остыть. Каждый раз, когда я останавливаюсь у меня такое ощущение, что меня сейчас вырвет. От духоты не спастись нигде. Я считаю километры и мне кажется, что этому кошмару никогда не будет конца. На дороге плотный поток транспорта и снова российские водители пытаются проезжать как можно ближе ко мне. У меня все еще кружится голова и я виляю велосипедом по дороге. И думаю о том, что одно совпадение: очередной поворот руля велосипеда и не вовремя проносящийся безмозглый водитель, и моя жизнь закончится прямо здесь. Какие-то кретины мне сигналят, мол какого черта ты едешь по дороге на велосипеде. Привет, Россия, я скучал по тебе. Все вокруг происходит словно в каком-то бреду, я с трудом не только разговариваю, но и соображаю.

Конец.

Мы въезжаем во Псков. Остается всего несколько километров езды по городу и мы у цели. Но я уже с трудом соображаю где мы и куда нужно ехать, я даже толком не могу стоять - меня шатает. Все, что я могу делать - это крутить педали. Какие-то улицы, какие-то перекрестки - я вообще не помню как мы ехали к автовокзалу. Но я хорошо запомнил это зрелище: загруженная автодорога и инвалид, который едет на коляске в горку прямо по проезжей части из-за того, что разбит тротуар. Вот так страна заботится о своих гражданах. Автовокзал, отвратительная шаверма за сто пятьдесят рублей и дорога до хостела. Все кончено.

Нашли свое пристанище.

Хостел, в котором мы остановились - это просто старая хрущевка, куда напиханы двухъярусные кровати. Советские двери, обваливающаяся краска и весьма зрелищные туалет с ванной. Кухня здесь как таковая отсутствует - есть лишь небольшой столик прямо в коридоре. Но все это меня не особо беспокоило, какая разница где провести одну ночь? Самым настоящим кошмаром стало старое советское окно, лишь малая часть которого открывалась. А вы, наверное, помните какая жара стояла на улице. Как бы там ни было, здесь было все, что нужно - душ, кровать с чистым постельным бельем и магазин неподалеку. Куда я и наведался, чтобы купить себе прохладного пива на вечер.

Теперь я вижу мир так.

Ночью к нам заселились наши соседи, которые оказались довольно забавной компанией - папа с маленькой дочкой, которые приехали из Питера во Псков на выходные. С ними мы пообщались утром следующего дня, пока собирали вещи и готовились выехать в Новгород на автобусе. Разумеется, погрузка в автобус не прошла без трудностей. Это был тот самый автобус и тот самый водитель, о которых я писал, когда в прошлом году возвращался из Норвегии. Водитель сначала посмотрел на нас как на дураков, а потом выдал: мне ваши велосипеды поставить некуда. А после того, как мы с ним немного попререкались, наши байки оказались на задней площадке автобуса.

Как ты видишь мир после путешествия.

Дальнейшая поездка домой выглядела весьма типично: разваливающийся автобус, трясущийся на ухабах, жара на улице и душегубка в салоне. Все это сдобрено злобой пассажиров, которым мешали наши велосипеды. Что характерно, действительно они помешали лишь молодым парням, которые пробирались по ним на заднее сиденье и особо не возмущались. Зато остальным велосипеды ну очень сильно мешали. Вероятно, просто своим видом. Больше всего порадовал какой-то мужик, который потребовал убрать велосипеды с прохода. Впрочем, мой взгляд вида "ты дебил что ли?" и ответ "и куда я их уберу?" заставили его развернуться и уйти в начало салона. Автобус останавливается у платформы, мы выгружаем велосипеды и крепим на них велорюкзаки. Затем мы с Ильей обнимаемся и разъезжаемся в разные стороны.

Где ничего не меняется.

Дома ничего не изменилось. Здесь все как и прежде: красиво, тепло и уютно. Здесь как и прежде пусто. Так же пусто как и в моей душе, когда время приключений осталось позади. Конечно, я многое получил в этом путешествии. Некоторые моменты мне запомнятся навсегда, и даже сейчас, когда я пишу этот отчет спустя добрых полтора месяца, я уже не один раз с улыбкой смотрел на фотографии из поездки. Но что-то в моем характере не дает мне покоя. Что-то, что всегда требует большего. Еще и еще. Не останавливайся.
Да, это конец. Последний абзац и последние строки. Но это лишь конец одной главы, за которой непременно последуют другие. Ведь эта история еще не подошла к концу. До встречи на ее страницах, друзья, и спасибо за ваше внимание.