Поездка с Ann Johansson

Некоторые фотографии сделаны Ann Johansson | mairawa.com

Беспорядочные мысли в моей голове наконец-то начали обретать форму. 
Как будто бы все границы, страхи и переживания просто исчезли. 
Как будто бы я перестал бояться жить.

Забавно, но иногда всего лишь один хэштег может изменить многое. Около года назад я по чистой случайности нашел в Instagram фотографию Ann, отмеченную тегом #bicycletouring. Но ведь все случайности не случайны?
Приезда Ann я ждал уже давно, и, когда появилась возможность добраться с ней вместе из Санкт-Петербурга в Новгород, моей радости не было предела. Хотя, честно сказать, преследовал я и некоторые корыстные цели: мне хотелось изучить экипировку путешественницы. И, конечно же, не просто любопытства ради, но это уже совсем другая история.

День первый

Трек: endomondo
Родной город остался позади, когда "Ласточка" начала набирать скорость. Для меня это было не только первой поездкой на поезде с велосипедом, но и, в принципе, первой поездкой на "Ласточке" в Санкт-Петербург.

Майское утро.

Спасибо за пожелание.

С перевозкой велосипеда в поезде не возникло никаких проблем (которых я так боялся) и мой байк нашел себе отличное местечко в первом вагоне, прямо рядом со мной.

Когда самое ценное - рядом.

За окном проносились пейзажи майской природы: зеленеющие деревья и синее небо без единого облачка, а поезд неспешно вез меня в северную столицу. Удивительно, но развивая скорость в 140 километров в час, поезд преодолевает 180 километров за три с половиной часа. Видимо маршрут очень грамотно распланирован.

Здравствуй, лето: 15 градусов в 8 утра.

Поезд прибывает в город на Неве, и я, смешавшись с толпой, покидаю здание железнодорожного вокзала. А в мегаполисе все еще тихо. Хотя на часах уже десять утра, улицы города пустуют: ведь сегодня предпраздничный день. Поэтому мне удается по-царски прокатить по Невскому проспекту.

Фото для галочки.

Личная полоса. 

Не знаю как на счет мира, но свою жизнь - уже почти готов.

Чтобы ожидание Ann было не таким утомительным, я устроился на скамейке неподалеку от места сбора, где обнаружил уютный парк рядом с православным храмом. Я просто сидел и наслаждался теплым весенним деньком.

В ожидании.

Время тянулось медленно, вероятно потому, что я ощущал легкое волнение и все обдумывал фразу, с которой стоит начать наш диалог при встрече. Но когда настало время, все эти заготовленные фразы почему-то забылись. Впрочем, и без них нам было о чем поговорить.

Хорошая поездка начинается с кофе.

Когда я взглянул на велосипед путешественницы, то сразу же обратил внимание на две покрышки, закрепленные сверху на задней сумке. Выглядели они весьма забавно, но в то же время появлялся вопрос: что они там вообще делают? И когда я задал этот вопрос Ann, то сначала был удивлен ее ответом: это для тебя. Но потом все встало на свои места: это были зимние покрышки Ann, которые отправлять в Швецию оказалось слишком накладно, везти дальше в путешествие - тяжело и бессмысленно, ну а выбрасывать, естественно, жалко. Потому позже они обретут свое новое пристанище на моем балконе.

С подножкой и без.

Выезд из Санкт-Петербурга в сторону Отрадного оказался самым настоящим адом: узкая дорога и просто жутко плотный трафик. Оставалось лишь надеяться, что после съезда с основной дороги станет немного полегче, но ведь до него было еще два десятка километров...

Прочь из города.

С Ann мы договорились не делать лишних остановок и как можно быстрее убраться отсюда куда подальше. Похоже, что ее эта дорога раздражала не меньше, чем меня. А когда загруженное транспортом шоссе наконец-то осталось позади, мы остановились на отдых. Из своего велорюкзака я достал плед, не забыв и спросить свою спутницу: "В чем разница между туристом и путешественником?  Турист может возить с собой много бесполезных вещей, вроде этой".

Оглядывая окрестности.

Что бы ни случилось - улыбайся.

Уезжая за поворот.

Неожиданные препятствия.

Еще на этапе планирования маршрута, я "пробежался" по карте этих мест в поисках достопримечательностей. И не нашел их. Единственным местом, которое в той или иной степени можно было назвать интересным, был православный храм в деревне Сологубовка. На подъезде к деревне мы остановились и я, указывая виднеющиеся на горизонте купола, спросил свою спутницу хочет ли она заехать к церкви. Ann довольно закивала и мы съехали с шоссе.

Берег, залитый солнцем.

Бурная река.

Неплохое местечко для троллей.

По словам Ann, она тоже любит делать много фотографий.

По пути к храму нам встретилось абсолютно очаровательное местечко. Здесь, рядом с небольшом мостом, протекает мелкая речушка, которая заливает мир вокруг ярким солнечным светом, отражающегося на волнах солнца.

Подъем наверх.

Из России с любовью.

Сам я уже давно равнодушен к таким местам. Сложно впечатляться церквями, когда они просто повсюду и мало чем отличаются друг от друга. Поэтому большинство из них теперь для меня на одно лицо (или фасад?) и лишь некоторые из них привлекают к себе внимание, если имеют какую-нибудь необычную деталь. Воспользовавшись случаем, я рассказал Ann о некоторых ограничениях в одежде при посещении православного храма и она была, мягко говоря, удивлена подобными обычаями.

Еще одна точка интереса.

В этой же деревне мы заехали в магазин "Мечта", представляющий из себя типичный сельский магазинчик, который является еще и местом встреч и переговоров. Но купить воду мне все же удалось. А потом... для Ann настало время познакомиться с "другими" российскими дорогами.

Типичная Россия.

Разбитая грунтовка и церковь на горизонте.

Прочь из деревни, обратно к трассе, вела разбитая грунтовая дорога. Тот самый грейдер, который в народе называют "стиральной доской". Особого шарма этой дороге добавлял довольно крутой подъем наверх, а наверху... Наверху Ann встретила те самые российские контрасты, к которым мы все уже привыкли.

Живописная природа.

Представьте себе место невероятной красоты. Разлившаяся река внизу, резкий обрыв, на котором растут сосны. И представьте, что это место превращено в самую настоящую свалку. Вот она, Россия как она есть - страна контрастов. Забавно, но похоже, что это больше раздражало меня, чем путешественницу. Она, казалось, вообще не обращала на это никакого внимания, хотя и призналась, что поначалу ее удивило подобное отношение русских к природе своей страны. А кого бы не удивило?

Светлая сторона России.

На краю.

Работа фотографа закончена.

Мы вернулись на шоссе, но долго наслаждаться асфальтовой дорогой нам не пришлось. Всего через несколько километров нас встретил суровый каменистый грейдер.

Прощаемся с асфальтом. 

Утопая в пыли.

Ехать здесь было довольно тяжело: крупные камни и глубокая пыль делали свое дело. Байк постоянно трясло, заднее колесо вязло в пыли, а проносящиеся мимо автомобили, поднимающие клубы пыли, довольно сильно раздражали. По крайней мере, меня. Ann это не беспокоило вовсе, более того она даже подбадривала любителей устроить ралли и все надеялась сделать фото в тумане из пыли.

Тут еще и машины ездят, да.

Из ниоткуда.

А грейдеру и конца не видно.

А ехать тут не так просто.

Но каждый раз, когда мы останавливались и доставали фотоаппараты, сумасшедшие любители скоростной езды по разбитым дорогам, сменялись аккуратными водителями, которые либо медленно тряслись на грейдере, либо вовсе, завидев велосипедистов, снижали скорость и старались не пылить. А когда мы снова садились на велосипеды, сразу же появлялись бешеные российские водители. В конечном счете, в этот день сделать такое фото нам не удалось.

Пыльная дорога и радость на лице. Как это возможно?

Велосипедист в тумане.

Вскоре мы въехали в довольно крупную деревню, где пыльный грейдер сменился асфальтом, а я пошутил, что асфальт закончится вместе с деревней. Но шутка оказалась пророчеством. Впереди нас ждало еще несколько километров этой дороги (или бездорожья?). А потом... потом я увидел ту частичку России, о которой обычно вспоминаю с теплом в сердце.

Пустынная дорога.

По обе стороны от дороги расстилались поля, укрытые сочной зеленой травой. Вдали темнели края леса, а под колесами велосипедов едва слышно шелестел отличный асфальт. В этот момент мне стало радостно на душе от того, что Ann увидит и такую часть России. Без наводненных транспортом, загазованных мегаполисов. Без замусоренных шоссе рядом с "культурной столицей". Без пыльных грунтовых дорог. Тут невольно вспоминается фраза из одного советского фильма, и если ее немного перефразировать, то она будет звучать так: "Москву и Санкт-Петербург нужно любить издалека, чем дальше, тем крепче".

Просторы, но не бескрайние.

А потом... потом я увидел ту частичку России, от которой бросает в дрожь. Дрожь негодования и отвращения. Рядом с нами на бешеной скорости пронеслась "Лада", из окон которой торчало два полуголых тела. Они просто сидели в окнах машины, несущейся по дороге, и орали что-то про День Победы. Серьезно? Это вот так нужно отмечать этот праздник? Напиться до беспамятства, раздеться и высунуться в окно машины? Это вот так мы доказываем, что "никто не забыт и ничто не забыто"? Вы даже не представляете насколько стыдно мне было в этот момент, особенно учитывая тот факт, что я рассказал Ann какой праздник отмечают в эти дни у нас в стране.

Убегая от солнца.

Видимо перенасыщение церквями - довольно распространенный симптом у велотуристов, поскольку теперь и Ann потеряла к ним интерес и мы больше не останавливались у них, а просто проезжали мимо. Но одно место все же заинтересовало нас обоих...

Руины церкви.

Есть что-то необычное в местах вроде этого. Древние заброшенные постройки, которые таят в себе воспоминания возрастом в несколько веков. Рядом с ними присутствует какая-то особенная атмосфера, и я был рад тому, что не один я ощущаю ее.

На подъезде к Любани.

Этот день начал казаться мне бесконечным. Чтобы успеть на утренний поезд мне пришлось встать в половину пятого, а когда стрелки на часах перебрались за шесть часов вечера я начал ощущать усталость. Но не усталость от педалирования, а просто утомление от того, что провел больше четырнадцати часов но ногах. Но ехать было еще далеко...

В погоне за горизонтом.

Поворот за поворотом.

Когда мы пересекли М10, у меня в голове словно что-то щелкнуло: скоро мы приедем. В действительности до предполагаемого места ночлега ехать было еще около двух десятков километров, но этот перекресток стал своеобразной вехой в этой поездке.

Не я один люблю силуэты.

Всего через несколько километров после Любани моя поездка чуть не закончилась (быть может навсегда), когда меня чуть было не сбила машина, вылетевшая со второстепенной дороги на скорости под сотню километров в час. И хотя машина пронеслась от меня всего в паре десятков сантиметров, я, как говорится, даже испугаться не успел. Интересно, что в этот момент думала Ann, которая ехала метрах в двадцати за мной?

Солнце все ниже.

Солнце опускалось все ближе и ближе к горизонту, а место для ночлега как будто бы становилось все дальше и дальше. Ни я ни Ann не хотели искать место для лагеря в темноте, но ускориться мы не могли физически, ведь позади было больше 120 километров. А меня не покидала мысль о том, что если я устал с двадцатью килограммами груза на велосипеде, то каково же девушке, на байке которой висит больше четырех десятков килограммов груза?

Когда день подошел к концу, а дорога - все еще нет.

Но места на ночлег мы не нашли. Ни у первого озера, ни у второго. Ни даже у третьего и четвертого... Первое озеро встретило нас типичной для ленобласти свалкой на природе, но с этим можно было смириться, а вот со стройкой на другом берегу озера - нет. Там работала тяжелая техника и сваезабиватели, причем уверенности в том, что ночью они остановят работы у нас не было. Второе озеро мы вообще не увидели - прямо рядом с дорогой начинался заболоченный лес. Третье озеро и вовсе оказалось обычным болотом. Четвертое - закрытым и функционирующим песчаным карьером. Все съезды с дороги были самыми настоящими свалками и...

На берегу первого озера.

На улице стемнело и похолодало. Асфальтовая дорога уже давно сменилась пыльным грейдером. Сосновый лес сменился непроходимым лиственным лесом, поросшим кустарником. Мы оказались одни на дороге, выбившиеся из сил и без места для ночлега. Я попросил Ann подождать меня, а сам проехал вперед, чтобы разведать округу. Все то же: песчаные карьеры, самосвалы, грейдер... А вдали и вовсе виднелась очередная стройка века.

Когда внизу все опостылело, взгляни наверх.

Мне хорошо знакомо это чувство тревоги. Тревоги, когда на улицу опускается ночь, а ты все еще не обзавелся своим временным пристанищем. Но по чистой случайности мы обнаружили съезд в лес. Даже не в лес, а в маленький сосновый пролесок. Он как будто бы специально появился здесь именно в этот момент и именно для нас.

Чай в ночи.

Мы быстро разбили наш лагерь и принялись за готовку уже в полной темноте, так что нашу "кухню" пришлось подсвечивать фонариками. После трудного дня мысли в моей голове путались и говорить на английском (да и говорить вовсе) становилось все сложнее. Последнее, что я помню из этого дня - это как Ann делает заметки в своем журнале, сидя в палатке. В моей голове прозвучало "однажды и у меня будет такой журнал". А потом я провалился в сон.

День второй

Трек: endomondo
Вечером прошлого дня Ann рассказала, что она всегда просыпается вместе с солнцем. Так что ее день начался гораздо раньше моего. Когда я проснулся, моя спутница сидела за столом и делала каике-то заметки в своем журнале. Уже потом я узнал, что во время путешествия Ann не только ведет журнал, но и пишет стихи.

Наше пристанище.


Парковка.

А вот и кухня.

Во время завтрака мы поделились друг с другом некоторыми кулинарными хитростями, и шведская путешественница осталась очень довольна пшенной кашей со сгущенкой. А потом, не сказав другу другу ни слова, мы просто начали собираться в путь. Забавно, но когда мы ездим с друзьями, то всегда обозначаем момент, когда нужно начать собираться, вроде: "ну что, уже пора". А сейчас это было как будто бы само собой разумеющимся: позавтракал - пора в путь. Еще одно отличие между туристом и путешественником?

Пора в путь.

Когда прикоснулся к велосипеду путешественника.

И вернулся к обычному велосипеду туриста.

Дорога встретила нас пылью. Транспорта здесь было немного, но когда он проезжал... Пыль не оседала еще несколько минут. Всего в паре километров от места нашего ночлега мы обнаружили строящуюся дорогу и случайно свернули не туда. К счастью, один из работников остановил нас и указал верный путь.

В тумане, но не ежик.

И сегодня энтузиазм Ann сделать фото в пыли никуда не исчез. Когда мимо проезжала очередная машина она подбадривала водителей и приговаривала: "давай, жми на газ". И на этот раз ее желание сбылось.

Перед погружением.

Все потеряло краски.

Миссия выполнена.

Чем дальше мы ехали, тем меньше транспорта становилось на дороге. Потом мы въехали в какую-то совсем глухую деревню из трех покосившихся домиков, где на нас набросилась здоровенная псина. А ее хозяин стоял шагах в десяти, разбавляя ситуацию классическими: не бойтесь, она не укусит. Правда глядя на огромное, злобное (и похоже, безумное) животное верилось в эти слова с трудом. А когда я перевел Ann слова хозяина собаки, она посмеялась и сказала, что владельцы таких собак говорят одно и то же по всему миру.

Чарующая лесная дорога.

Солнце палило нещадно. К этому моменту я уже начал чувствовать как горит кожа на моих руках, а ее красный цвет подтвердил мои опасения. Но надевать джерси с длинным рукавом в такую жарищу казалось еще более страшной идеей. В конечном итоге я просто махнул на это (обгоревшей) рукой и решил не думать об этом.

Сказочная опушка в лесу.

Лучшее место для привала.

Подъезд к Тесово встретил нас обширной свалкой по обе стороны от дороги, разбив вдребезги все мои лучшие представления о глухих поселках. Это был типичный пост-советский поселок с разваливающимися двухэтажными домами-коробками. С разбитыми дорогами и сверкающими вывесками сетевых супермаркетов. Контрасты... Посетили мы и местную братскую могилу, где встретили очень милую старушку, которая нажелала нам столько хорошего, что и представить себе нельзя.

Посреди России.

Пока я бродил по местному супермаркету, моя спутница ждала меня около магазина. Я даже не сомневался, что это не самая лучшая идея, особенно учитывая размер поселка и праздничный день. Разумеется, когда я вышел наружу вокруг путешественницы уже образовалась приличная толпа пьяных местных жителей, которые поздравляли друг друга с праздником, громко кричали, ну и вообще вели себя как и подобает пьяным жителям глухого поселка. Пока мы упаковывали еду в велорюкзаки градус неадеквата начал стремительно расти и вокруг нас начались традиционные пьяные объятия, а Ann сказала, что нам стоит убраться отсюда до того, как они начнут обнимать нас. А я обратил внимание на то, что иногда очень удобно знать язык, который не знает никто вокруг.

Велосипедный страж.

Тут из магазина появилась небольшая группа местных подростков, один из которых, услышав незнакомую речь, с хамоватым выражением лица сказал нам "здрасссссьте". Не дав ему перейти на менее приятные изречения, я ответил ему своим классическим "здрасьти-здрасьти" и усмехнулся, когда он выпучил глаза от удивления.
По пути мы наткнулись на узкоколейную железную дорогу и устроили там полномасштабную фотосессию. Ann очень понравились эти забавные маленькие вагончики.

Это не реклама.

Разные способы путешествовать.

Грань времен.

Появился из ниоткуда.

И уехал в никуда.

Теперь до Новгорода уже было рукой подать. Тихие асфальтовые дороги, минимум транспорта, лес по обе стороны и синее небо над головой. Туристическая идиллия. После первых впечатлений от России, которые Ann описала в своем блоге (перевод доступен здесь), я очень надеялся на то, что сегодняшняя поездка перекроет негативные впечатления и путешественница сможет взглянуть на нашу страну по-другому.

Закладываем поворот.

Пустынная дорога.

По дороге до Новгорода мы сделали еще две остановки на отдых. Одну возле Село-Горы, и еще одну перед Подберезье. На улице был самый настоящий зной, воздух был сухим и душным, дорожная пыль прилипала к вспотевшему телу, а в мышцах все отчетливее чувствовалась усталость.

Отличное место для привала.

В компании велосипедов.

Велосипед прилег отдохнуть. 

А мой все еще держится.

Почему-то вспомнилась легенда про меч в камне.

Последние километры перед домом мы проехали довольно быстро - этому способствовал плотный трафик на дороге, и я обрадовался, что Ann все же нашла путь из Санкт-Петербурга в Новгород, минуя М-10 (а ведь это именно она нашла эту дорогу, а не я).

И вот мы здесь.

Нас ждал увлекательный подъем двух загруженных велосипедов на десятый этаж, распаковка багажа и остальная рутина... А когда на улице стемнело, и моя гостья уже собиралась спать, я под покровом тьмы похитил ее велосипед и повез его к своему другу. Вадим поменял на велосипеде цепь и тормозные колодки, настроил работу трансмиссии, и проверил буквально все на байке путешественницы.
Теперь Ann была готова продолжить свой путь.

День другой

Я зашел в опустевшую комнату. Ann уже была где-то в районе Шимска и теперь с каждым днем она будет уезжать все дальше и дальше. Но что-то в этом месте изменилось.

Вещи, которые мы оставляем позади.

Когда я читал это письмо, я ощущал как с каждым словом мое сердце бьется все сильнее, а беспорядочные мысли в моей голове наконец-то начинают обретать форму. Это было похоже на тот момент момент утром, когда вы уже проснулись, открыли глаза, но ваш разум все еще грезит и вы с трудом можете отличить реальность от сна.
Все люди мечтают, но по-разному. Одни грезят ночью, в тёмных закоулках разума, но стоит им проснуться, как мечты их обращаются прахом. Но есть и другие - те, кто грезит наяву. Опасные это люди, ибо они идут навстречу мечте с открытыми глазами.
Семь столпов мудрости. Т.Э. Лоуренс
 
Я закончил читать письмо и проснулся. Но что-то во мне изменилось. И пусть с каждым днем Ann будет все дальше и дальше, но то, что она оставила позади себя, уже никогда не исчезнет.

Не буду.

Забавно, но когда я раньше думал о путешественниках, они всегда казались мне какими-то супергероями. Как будто бы они не обычные люди, а люди, имеющие какие-то сверхспособнособности. Если хотите - суперсилу, которая позволяет им делать то, что не могут сделать другие. Быть может это просто защитная реакция? Бегство от ответственности? Ведь гораздо проще считать их супергероями, чем принять тот факт, что это обычные люди. Такие же как и ты. И единственная разница между вами заключается в том, что они не побоялись воплотить свою мечту в реальность, а ты все еще ждешь... но чего?
Но в каком-то смысле эти люди действительно супергерои и их суперсила - это умение вдохновлять. Всего после нескольких дней рядом с Ann мне захотелось бросить все, сесть на велосипед и уехать в неизвестном направлении, как будто бы все границы, страхи и переживания просто исчезли. Как будто бы ты наконец-то поверил в себя. Как будто бы ты перестал бояться жить. Как будто бы ты проснулся после долгого и не самого приятного сна.
Я смотрел на коротенькую надпись на обратной стороне визитки Ann. А потом я перевел взгляд на зимние покрышки, которые путешественница оставила у меня дома. Покрышки, которые не подходят ни к одному моему велосипеду. И я понял, что уже нашел для них применение. Но это будет совсем другая история.