Приют одиночества


Кто-то когда-то сказал, что исцеление приходит в тишине. 
Так может это действительно так?

Что делают нормальные люди в половину седьмого утра в субботу? Смотрят очередной сон или только добираются до кровати после шумной пятницы? Если честно, я без понятия что делают нормальные люди, ведь я определенно не из их числа. Потому что в эту субботу в половину седьмого я пил кофе и готовил экипировку в поездку, которую уже давно планировал.
Трек: endomondo
После довольно длительных оттепелей, столбик термометра на улице наконец-то опустился ниже нуля, а накануне поездки был небольшой снегопад. Это означало лишь одно: нужно срочно ехать, причем ехать именно сегодня. Морально я готовил себя к довольно тяжелой поездке: наверняка снега в лесу будет много, а наст, который образовался из-за перепадов температур, создаст немало сложностей. Но в моей памяти все еще были свежи воспоминания о прошлогодней поездке по маршруту "Веронда-райд" в январе. Я даже еще раз прочитал отчет, чтобы точно убедиться хочу ли я таких приключений или нет. И разумеется я их хотел. Даже очень.

На выезде из города.

Выехал я без двадцати восемь, когда на улице еще было темно. Дальше меня ждала самая неприятная часть поездки - езда по городу по грязным и нечищенным тротуарам. Проехав всего километр я увидел женщину, которая покрутила пальцем у виска, глядя на меня. Я воспринял это как комплимент, сделал музыку погромче и помчал дальше.

Безопасность - это главное.

Перед выездом из города я решил немного отдохнуть и выпить чая из термоса. Разумеется для этой цели я как и обычно выбрал автобусную остановку. На часах было около половины девятого и на остановке кроме меня никого не было. На Шимском шоссе ярко горели фонари, отлично освещая проезжую часть, поэтому я решил не доставать из рюкзака фару, тем более, что вот-вот должен был начаться рассвет.

Эти узкие темные полосы на снегу - река Веряжка.

Шоссе традиционно не было убрано от снега, поэтому нормально ехать можно было только по колее. Стоило с нее съехать как сразу же терялась управляемость и велосипед начинал "плавать" в грязной снежной каше. Разумеется, и ехать становилось гораздо сложнее. Поэтому с колеи я съезжал лишь тогда, когда появлялся большой поток транспорта. Спасибо водителям автомобилей за то, что не сигналили и не покрывали меня проклятиями, проезжая мимо. Фонари начали гаснуть словно в фильмах ужасов: сначала они отключились на участке до дачных участков, а потом, когда я остановился у Веряжки, погасли фонари и тут. К счастью, на улице уже было совсем светло.

Немного рекламы.

Чувствовался довольно сильный боковой ветер и я понял, что после того, как я доберусь до долгожданного поворота на Фарафоново, мне придется ехать против ветра. Но это в любом случае лучше, чем езда по нечищеной и довольно загруженной трассе. Вскоре впереди замаячил знакомый до боли указатель и я вновь решил не изменять своей любви к автобусным остановкам и решил отдохнуть здесь.

Хорошо, что мне больше не нужно ехать по шоссе.

После короткой остановки я отправился в сторону Сутоки и теперь мне пришлось бороться с сильным встречным ветром. Но сейчас я ехал по белоснежной дороге, где практически не встречалось машин, и любовался заснеженными полями по обе стороны от дороги.

Почти бесконечность.

Put your bikes in the sky.

На улице было довольно мрачно: небо было затянуто синевато-серыми тучами, то и дело начинался мелкий снег и мир вокруг стал монохромным. Черные деревья и белая земля. Бесконечная тишина и одиночество.

Знак пытается выделиться в черно-белом мире.

Еще больше тишины.

Ехать по укатанному снегу было довольно легко, а как приятно... Тут невольно задумаешься о том, что прекрасно выглядит лишь то, до чего не добрался человек. Одинокая заснеженная дорога создавала особенную атмосферу, поэтому я подобрал в плеере несколько спокойных треков и погрузился в свои мысли.

Февральские пейзажи.

Льда на Веронде уже нет.

Оставленный в одиночестве.

Когда не осталось красок.

Медленно, наслаждаясь каждым километром дороги, я добрался до деревни Богданово, после которой должен начаться участок настоящего бездорожья. Я решил устроить привал, забравшись в охотничью вышку, расположенную в поле прямо перед лесом и направился к ней по проселочной дороге, по которой совсем недавно проезжал какой-то внедорожник. В колее то и дело встречались грязные лужи, словно кляксы на листе бумаги, а мне приходилось лавировать между ними. И вот я наконец-то увидел охотничью вышку, но сразу понял, что так просто подобраться к ней у меня не получится.

Путь к вышке.

Сначала я подумал, что лужи с грязной водой есть лишь на дороге, но когда я попробовал объехать ее стороной, то понял, что вода тут просто повсюду. Все поле буквально было затоплено водой, которая скрывалась под хрупким льдом, а сверху была замаскирована свежим снегом.

Маскировка.

Я потратил около десяти минут в безуспешных попытках найти чистый и сухой подход к вышке, но, в конечном счете мне пришлось смириться с тем, что я не смогу до нее добраться: куда бы я ни шел, везде оказывались лужи, порой достаточно глубокие.

Куда ни едь.

В этот момент я уже начал понимать, что ждет меня впереди. И хотя с собой у меня были взяты запасные носки, было ясно, что без знатной порции страданий мне отсюда не выбраться. Но разворачиваться назад я даже и не думал. Не за этим я сюда ехал, чтобы так просто сдаться. Тогда я решил уйти подальше от дороги и забраться в лес. Там поначалу я тоже несколько раз провалился в воду, но потом на моем пути был лишь снег. Но вышку я, к сожалению, так и обошел стороной.

Приключения начинаются.

Дерево сфотографировало, как я качу велосипед.

Как только я выбрался на знакомую тропинку в лесу, то решил остановиться на отдых. В ход пошли приготовленные заранее бутерброды с чаем, который на холоде всегда вкуснее чем дома.

Как мало нужно для счастья.

Немного отдохнув я продолжил свой путь и сразу понял, что поблажек от него ждать не стоит. Хоть снег был и не очень глубоким, но довольно прочный наст сильно усложнял продвижение. Временами мне удавалось идти по следам охотника, но они почему-то постоянно петляли и не вели по тропинке, а иногда и вовсе пропадали из виду. Поэтому мне пришлось прокладывать свою собственную тропинку, а стоило это немалых усилий.

А деревья тоже я повалил?

Но тут я заметил, что под снегом совсем нет воды и это бесконечно меня радовало. Какой бы сложной ни была ходьба по снегу с настом, да еще и велосипедом, который приходится толкать рядом, нет ничего хуже, чем мокрые ноги.


По пути я нашел поваленное дерево, словно бы специально повисшее над рекой Змейка и решил, что я непременно должен до него добраться и, конечно же, сфотографироваться.

Велосипед останется наверху.

Приют одиночества.

Наверное, фотографии никогда не смогут передать ту особую атмосферу дикой природы, которую вы можете встретить если убежите подальше из города. Но этот момент для меня был чем-то действительно волшебным. Когда ты просто сидишь на поваленном дереве над практически пересохшей рекой, занесенной снегом. Твой телефон вне сети, как и ты. В плеере тишина. В лесу вокруг - тоже. А главное - безмолвие в твоей голове. Кто-то когда-то сказал, что исцеление приходит в тишине. Так может это действительно так?

Ждет меня, а я не хочу возвращаться.

Когда ты представляешь себя, сидящего в лесу в компании одиночества, то кажется, что ты сможешь остаться там навсегда. Но в жизни все оказывается немного иначе: ты начинаешь мерзнуть и тишина в твоих мыслях исчезает. Включаются инстинкты, которые заставляют тебя встать, взять велосипед и продолжить свое "снегокольное" шествие.

Змейка готовится к весне.

Вскоре я выхожу на просеку и вспоминаю, что здесь всегда полно воды. Я даже произношу это вслух, словно бы предупреждая себя. И буквально через две секунды мой велосипед проваливается в лужу по середину колеса. На самом деле все не так глупо, как может показаться. Лужи эти не видно. То есть совсем не видно. Перед вами лишь чистейший снег, но как только вы на него наступаете, раздается громкий хруст и вы проваливаетесь в грязную воду. Вот они, последствия затянувшихся оттепелей. Так что я решил как можно скорее миновать просеку, но все же один раз и сам провалился в воду. А в обе стороны до самого горизонта разбегаются зеленые елочки, припорошенные снегом.

Нужно лишь немного отвлечься...

И ты увидишь красоту там, где ее, казалось, нет.

Впереди снова появляется знакомая река. Здесь через тончайший слой льда видно ее песчаное дно, усыпанное множеством мелких камней.

Льда уже почти не осталось.

К этому моменту мне уже приходиться полностью расстегнуть куртку - от тяжелой ходьбы по снегу мне становится очень жарко, а в таких ситуациях лучше не потеть: рано или поздно этот участок пути закончится, и тогда в мокрой одежде ты просто-напросто замерзнешь.

Велосипед начинает покрываться снегом и льдом.

We will leave our footprints behind.

Каким бы тяжелым не был мой путь, я все же нахожу минутку, чтобы остановиться и полюбоваться красотой зимнего леса. Ведь там действительно есть на что взглянуть.

 Минутка для красоты.

Дорога, чтобы идти дальше.

Лес остается позади, когда я перебираюсь через ручей, в котором вовсю шумит вода. Я думаю, что сложная часть моего приключения остается позади, но стоило мне выбраться на поле, то сразу стало понятно, что здесь путь немногим отличается от леса. Все тот же снег, все тот же прочный наст. Только вот через пару сотен метров под снегом начинают попадаться лужи. Сначала неглубокие, такие, что в отпечатках своих следов я вижу лишь снег, потемневший от воды. Но чем дальше я иду, тем больше воды прячется под снегом. Эта тенденция начинает меня беспокоить, ведь чем ближе я подбираюсь к дороге в поле, тем глубже становятся лужи. Теперь я буквально на каждом шагу слышу хруст льда и вижу как мои ноги погружаются в мутную воду. А когда я выбираюсь на дорогу, я и вовсе понимаю, что поле буквально полностью затоплено водой, а перемещаться можно лишь по торчащим кочкам, да и то не всегда. В любом случае все, что мне оставалось - это смириться с трудностями. Да и не я ли хотел страданий? Вот же они - наслаждайся.

Обледенение велосипеда: начало.

Первая охотничья вышка в поле в буквальном смысле слова расположена на острове в затопленном поле. Я так и не нашел сухого пути, чтобы подобраться к ней, поэтому решил воспользоваться велосипедом как своеобразным шестом: погружал его в лужу, а затем отталкивался, чтобы перепрыгнуть ее. К моему сожалению дальше тоже была лишь вода, поэтому я не приземлялся, а просто приводнялся. Впрочем, я надеялся, что дальше будет лучше. Но надежде еще предстояло умереть. И очень скоро.

Если почти не осталось воды.

Тяжелый пеший участок не прошел без последствий: я сильно вспотел и потому очень хотелось пить, а чая между тем оставалось совсем немного. Поэтому я решил добавить в чай немного снега, пожертвовав его вкусом, но зато получить больше воды. С другой стороны у меня получился настоящий ледяной чай.

Отдых. Все включено: холод, страдания, одиночество.

Немного отдохнув я вновь двинулся в путь. И в этот момент умерла надежда на легкий путь впереди. Теперь буквально везде под снегом была вода. Я не мог ее обойти, и, в конечном счете, даже перестал пытаться. Я по-прежнему использовал велосипед, чтобы прыгать через лужи и пока мне удавалось сохранить ноги в тепле и сухости.

Условия ухудшаются.

Но когда на горизонте появилась вторая вышка, я понял, что обречен. Если до этого я видел лишь замаскированные лужи, то там они даже не пытались прятаться под снегом. Буквально везде виднелся темный от воды снег. Кто был в Веронде, тот знает, что даже в сухую погоду эта вышка обычно окружена большим количеством воды. А сейчас она была окружена целым морем. Сразу стало ясно, что пытаться пройти по дороге - это чистой воды безумие, поэтому я решил сделать крюк и обойти дорогу по полю. Но не тут-то было, полем это было только на словах, в действительности же это было самым настоящим болотом.

Путешествие по зимнему болоту.

И вот тут я уже полностью познал дзен: лужи обходить было просто невозможно, поэтому я просто смирился со своей участью и начал идти прямо по ним. Теперь я уже чувствовал холод ледяной воды своими ногами, а еще начинал чувствовать и усталость. С каждым шагом идти становилось все сложнее, а в мышцах ног я все чаще чувствовал боль.

Тут своя атмосфера.

Теперь велосипед уже весь покрылся снегом и льдом. У него постоянно блокировались колеса и мне приходилось отбивать лед с перьев, чтобы велосипед можно было катить дальше.

Чудесная колея.

Самому мне удавалось идти по узкому перешейку в колее, где не было воды, но для велосипеда там не хватало места, поэтому мне приходилось вести его по колее и он постоянно проваливался в воду. Но покуда сухой островок не становился шире иного выхода у меня не было. Поэтому с каждым метром на нем появлялось все больше льда и снега, а катить его было все сложнее. Я уже думал, что никогда не выберусь с этого чудовищного поля, но впереди появилась дорога, после которой я должен был выбраться на асфальт. Я ускорился в надежде, что там меня ждет лишь снег и никакой воды. Но я опять ошибся.

После чарующей пешки через поле.

На дороге я опять встретился с теми же лужами и на какое-то время мне даже показалось, что я просто не смогу дойти до Вашково. Просто упаду в снег и буду смотреть на серое небо. Сил уже практически не было, каждый шаг давался с трудом, мышцы просто изнывали от боли. Но я шел. Просто потому, что у меня не было другого выбора.

Модернизация велосипеда.

Может я, конечно, преувеличиваю, но мне показалось, что велосипед стал тяжелее килограмма на четыре из-за всего этого льда и снега, которые на него налипли. Но чистить его сейчас было абсолютно бессмысленно. Поэтому я шел дальше и постоянно останавливался, чтобы разблокировать примерзшие колеса.

Не стоит удивляться тому, что колеса не хотели ехать.

К этому моменту слоем льда покрылась даже система, с нее слетела цепь и вмерзла в снег на перьях рамы. Похоже, что все не только не становилось лучше, но становилось все хуже и хуже.

Отказало буквально все.

У меня практически не было сил, я не знал как идти дальше, но знал лишь то, что мне нельзя останавливаться. После развилки дорог, впереди пропала даже колея, и я снова оказался один на один со снегом. Теперь я просто шел на автопилоте, ничего не соображая и смотря лишь на направление впереди меня. Впрочем, большего мне было и не нужно. Помнить как переставлять ноги и тащить за собой велосипед. И думать о том, сколько осталось до асфальтовой дороги.

А ведь как красиво.

Поворот, еще поворот. Две сотни метров, сотня, пятьдесят. Я уже вижу дорогу. Я выхожу к ней, бросаю велосипед и падаю в снег. Небо по-прежнему затянуто серыми тучами. Медленно опускаются снежки, падают на мои очки и через пару секунд превращаются в крохотные капли воды. Я чувствую дикую боль в ногах, жуткую усталость и холод от мокрой одежды. От мокрой одежды, в которой я лежу на снегу.
Я спрашиваю себя о том, почему я здесь. То есть не почему я лежу на обочине возле Вашково, а почему я вообще здесь оказался. Что из раза в раз заставляет меня отправляться за подобными приключениями, если я прекрасно знаю, что меня ждет. Почему я так стремлюсь ощутить эти страдания и почему же сквозь всю эту усталость, я ощущаю счастье. Счастье не от того, что я выбрался, а от того, что я измучал себя.
Может именно так ты начинаешь ощущать свою жизнь? Когда ты обессилен до такой степени, что тобой движут лишь инстинкты выживания. Может приятно ощущать эту борьбу за свою жизнь, бросать вызов судьбе и чувствовать победу каждой мышцей своего тела? Когда ты не можешь идти, но идешь потому, что должен. Или это просто способ очистить свою голову от бесполезных мыслей, оставить в ней лишь самое важное чувство - чувство, что ты жив? Пока я не могу ответить на этот вопрос, но может быть я смогу найти ответ позже? Ведь, похоже, у меня появилась новая зимняя традиция.

Вперед и с песней.

Я поднялся, очистил велосипед от льда и поехал домой к обычной жизни, а в моей голове начали появляться ненужные мысли о совсем неважных вещах.