Один в ночном тумане


Мои мрачные мысли словно улетучились: я оказался на острове света в океане тьмы.

Что делать если соседи сверху в очередной раз устроили пьяный концерт-караоке? Можно провести ночь в попытках заснуть под завывания "есаул, есаул", отправиться в бар или... уехать за десятки километров от дома в ночную тьму. Угадаете какой выбор сделал я?
Трек: endomondo
Теплая куртка или ветровка? - вот самый главный вопрос этого вечера. Я вспоминал недавнюю ночную поездку в Веронду и пытался представить каких условий стоит ожидать этой ночью. Но чем больше я думал, тем больше убеждался в том, что за последние несколько дней погода кардинально изменилась, поэтому в конечном счете я решил одеться потеплее. Теперь я переживал лишь о том, что мне будет слишком жарко. Вторым не менее важным вопросом был маршрут. Я решительно не представлял куда отправиться: можно было съездить в "Три петли", но я уже много раз ездил по этому маршруту ночью, поэтому от этого варианта мне пришлось отказаться. И тут я вспомнил...

Туманная дорога.

Не так давно мы с Мариной ездили в Селищи, где я с удивлением заметил, что большая часть разбитой дороги нынче отремонтирована, а посему ехать там даже ночью вполне безопасно. Тогда и второй вопрос оказался решенным, теперь настало время математики. Как это обычно и бывает, я захотел встретить рассвет на велосипеде, а поэтому подсчитал, что мне нужно быть в пути около шести часов, а значит стоит закладывать около ста двадцати километров. Именно на такой километраж я мог рассчитывать, если бы вернулся из Селищ через Савино. Упаковав в рюкзак шоколадки, я вышел на улицу и сел на велосипед.

Follow the white line.

А там тем временем начал сгущаться туман. Свет фонарей тонул в плотной завесе из капель воды и все вокруг словно было наполнено желтым свечением. На дороге практически не было машин, впрочем откуда им взяться там в два часа ночи? Ехать было довольно легко, несмотря на тяжелую и не очень удобную одежду. Хотя этот участок дороги довольно хорошо освещен, я все равно включил все фонари и не забыл про светоотражающий жилет. И вот, первая зона тьмы после Витки. Когда выезжаешь из света и погружаешься во мрак в первый раз, ощущаешь легкий дискомфорт: все, что ты теперь видишь - это небольшое пятно от фонаря на асфальте, а вокруг чернота... Ни единой звезды, никаких других источников света, лишь вдали еще одно зарево от фонарей в следующей деревеньке. Самым сложным в этом плане оказалась развязка перед Подберезье: хоть на дороге и не было ни одной машины, мои маневры трудно было назвать безопасными - в полной темноте мне нужно было перестроиться в левый ряд и заехать на мост, но ситуация осложнялась тем, что я вообще не видел ни моста, ни развязки. В конечном счете, я все же заехал на мост, правда чуть не съехав с дороги на обочину.

Неподалеку от Мясного Бора.

Как будто бы днем.

И снова меняющиеся зоны света и тьмы. Даже на М10 в это время практически не было машин и тут я впервые понял, что начинаю мерзнуть. Сначала я не мог сообразить почему я мерзну в зимней экипировке, в которой ездил даже в отрицательную температуру, но потом до меня дошло: вся моя одежда была насквозь мокрой. Туман был настолько плотным, что фактически представлял из себя дождь, маленькие капли которого оседали на моей одежде. Первую короткую остановку на отдых я сделал где-то неподалеку от Мясного Бора, где быстро перекусил, размял затекшее тело и двинулся дальше. В следующий раз я планировал остановиться в Мостках - это последний населенный пункт перед Спасской Полистью, где я должен был свернуть с трассы в сторону Малой Вишеры.

Пристанище ночного райдера.

В Мостках я решил устроиться на полноценный привал, чтобы отдохнуть перед тем, как съехать с М10. Тут я перекусил и выпил энергетик, без которого не езжу по ночам - еще довольно давно, во время одной из ночных поездок, я чуть было не заснул на велосипеде.

Манящая дорога.

Хотя прозвучать это может довольно глупо: как можно заснуть, крутя педали? Но те, кто хоть раз проводил всю ночь на велосипеде, знают, что это случается гораздо чаще, чем может показаться на первый взгляд.

Утепляюсь, чтобы не замерзнуть во время отдыха.

Не уверен, что энергетики действительно помогают не заснуть, но они хотя бы выполняют роль плацебо. В любом случае спать мне пока не хотелось. А вот чего мне действительно хотелось, так это кружки горячего кофе. Но мои ночные приключения только начинались.
До Спасской Полисти я домчался довольно быстро и без остановок свернул к Малой Вишере. Свернул и погрузился в кромешную тьму. Теперь я понял, что та темнота, которую я видел на М10 - это и не темнота вовсе. Там то и дело где-нибудь виднелись засветы неба от фонарей или изредка проезжали машины, а тут... А тут кроме моего фонаря не было ничего. По мере того, как я уезжал все дальше от М10, огни трассы становились все тусклее, пока я, наконец, не остался в бесконечной черноте ночи.
Конечно, это была далеко не первая моя поездка на велосипеде ночью, но такую тьму я видел впервые. Возможно ощущение пустоты усугублял и туман: из-за него луч фары пробивался не дальше, чем на десять метров вперед. Впереди луч света, а по бокам пустота: лишь изредка свет фонаря выхватывал сбоку кусты или коряги, которые мое воображение сразу же превращало в совершенно иные образы. Чем дольше я ехал, тем страшнее мне становилось: ни одной деревни, ни единой машины, никакого источника света кроме велофары. От мысли, что по обе стороны от дороги лишь лес, по моей спине пробежали мурашки. В этот момент мне действительно стало страшно: когда мое воображение нарисовало как в непроглядном тумане моя фара пару раз сверкнет светом светодиода и потухнет из-за севшего аккумулятора. Или как велосипед неожиданно начнет трясти на дороге и окажется, что я проколол колесо. Один в ночи, на дороге, где за все это время не проехало ни одной машины.
В голове я прокручивал план своих действий на случай, если выключится фара: расстегнуть куртку, достать телефон и включить фонарик. Успею ли я сделать это до того, как съеду с дороги в канаву? Сколько еще километров до Селищ? А может отключить плеер, чтобы услышать, как из леса на меня выбежит какой-нибудь дикий зверь? Примерно такие мысли без конца крутились в моей голове. И вот, наконец, первая развилка, а значит до моста через Волхов осталось совсем чуть-чуть. Вот свет фонаря отразился от указателя на Малую Вишеру, а вот и сам мост. Кстати на данный момент на нем ведутся ремонтные работы и половина проезжей части (правая при движении в Малую Вишеру) отгорожена. Теперь я наконец-то смог расслабиться: впереди забрезжил свет фонарей, а после Селищ меня ждала дорога, проходящая по берегу Волхова, где через каждые пару километров встречаются небольшие деревушки.

Селищенская тьма.

К сожалению рядом с Аракчеевскими казармами нет никакого освещения, поэтому сфотографировать их в ночи не удалось. Лишь вывеска магазина дает слабое синее свечение, которое ночью выглядит немного жутковато. Распрощавшись с идеей хорошего фото казарм, я направился к магазину и перекусил там шоколадками. К этому моменту я уже почувствовал довольно ощутимую усталость в ногах: сказывался длительный период, в течение которого я не ездил на шоссере. Когда я двинулся дальше то понял, что в следующий раз мне не стоит делать остановки дольше чем на пять минут: за время отдыха я "остыл" и начинать ехать было просто жутко холодно. Меня всего колотило, а ситуацию усугублял поднявшийся ледяной встречный ветер, который с легкостью продувал мою промокшую от тумана одежду. Но ясно было одно: нужно крутить педали, чтобы согреться. И в конечном счете, через несколько минут холод отступил и я смог дальше ехать с комфортом.

Следуй за светом.

Но даже несмотря на усиливающийся ветер, ехать здесь стало значительно легче: деревни встречались довольно часто, а вместе с ними на ночной дороге появлялись и фонари. Однако, было и еще кое-что, что меня беспокоило - собаки. Довольно часто раздавался их лай, а иногда сквозь музыку я слышал какие-то подозрительные звуки и быстро вытаскивал наушники, чтобы быть готовым к нападению. И не зря: в один из моментов со стороны темной обочины на меня выскочила здоровенная псина, правда когда я на нее заорал, она довольно быстро ретировалась обратно во тьму. Но испугаться я все же успел.

Остров света в океане тьмы.

Я все более отчетливо ощущал усталость в ногах, у меня даже начали появляться мысли о том, что я не справлюсь с маршрутом: слишком сильное влияние на мое состояние оказывали сложные погодные условия и я начал поддаваться унынию. Вскоре я въехал в деревню, где остановился на отдых возле одинокого желтого фонаря. И тут мои мрачные мысли словно улетучились: я оказался на острове света в океане тьмы. Я стоял в свете фонаря и смотрел в бесконечную черноту холодной осенней ночи. Тишина была такая, что гудение фонаря напоминало звук летящего самолета. И кроме этого звука больше ничего... И темнота...

Атмосфера уединения.

И я снова нарушил свое правило остановок всего на несколько минут. И снова после начала движения меня начало колотить от холода, но в этот раз еще сильнее. Теперь мерзли даже руки, и это в зимних перчатках! Но, как и прежде, через несколько минут все вернулось в норму. Вскоре я выехал на знакомый участок, где ведется очередная стройка века: работы здесь не прекращаются даже ночью, отовсюду раздаются ужасные гремящие и скрипящие звуки, откуда-то сверху светят фонари гигантских железных монстров, которые ползут по высоким насыпям. Здесь я значительно снизил скорость, поскольку разметки на дороге не было и я боялся с съехать в канаву. К тому же здесь было довольно много техники и я был уверен, что ее водители просто не готовы встретить здесь в такое время велосипедиста, пусть даже обвешанного огнями как рождественская елка. Миновав этот участок я ускорился, но теперь то и дело оглядывался назад: я обратил внимание, что на стройке было два самосвала, которые, по всей видимости, скоро должны были оттуда уехать, а я прекрасно знал, как водители большегрузов ведут себя на дороге и не хотел, чтобы такая опасность подкралась ко мне незаметно. Так и случилось, что через несколько минут я заметил сзади огни фар, съехал на обочину и принялся ждать. Спустя минуту рядом со мной на бешеной скорости пронесся огромный самосвал.

Прочь из зоны бедствия.

Между тем на улице стало холодать: я обратил внимание, что моя прежде мокрая одежда покрылась коркой льда. То же самое происходило и с велосипедом: сначала обледенела обмотка, а потом и вовсе появились проблемы с тормозами, когда и обода покрылись льдом. 

Береза в инее.

Природа вокруг тоже засияла инеем, но порадоваться этому я сейчас не мог. Теперь я начал мерзнуть даже в движении. Ногам не помогали даже две пары теплых носков и якобы непродуваемые бахилы. Зато помогала старая бабушкина методика: когда мерзнут ноги нужно шевелить пальцами и тогда никакие морозы не страшны. По запотевшим очкам поползли тонкие линии инея и мне пришлось продолжить свой путь без них. Тогда льдом начали покрываться мои ресницы, то и дело слипаясь. Черно-красные перчатки теперь и вовсе стали белыми, а ледяной ветер все сильнее продувал мою куртку.

 Иней во тьме.

Примерно так выглядела и моя одежда.

Ехать становилось все тяжелее, тут сказывалась и усталость и появившееся из ниоткуда желание спать и дискомфорт от холода. Но я понимал, что моя задача - как можно быстрее добраться до дома, но чем дольше я ехал, тем ниже становилась моя скорость. К счастью, я уже был на Котовицком мосту, а оттуда до дома оставалось совсем немного. Правда с идеей встретить рассвет на велосипеде пришлось попрощаться. Ситуацию усугубляло и то, что асфальт покрылся водой, которая время от времени превращалась в лед и я старался следить за тем, чтобы случайно не войти в поворот на скорости. Такое опрометчивое решение могло привести к тому, что поворот я проехал бы лежа на асфальте.

Ноябрьская береза.

Туман теперь превратился в снег и в свете фары я отчетливо видел как в воздухе витают тысячи маленьких осколков льда. С каждым километром мне становилось все спокойнее: я знал, что до горячего кофе и теплого душа осталось совсем немного. В Кречевицах мне пришлось сделать еще одну остановку, чтобы немного перевести дух, но долго задерживаться там я не стал и как только усталость в мышцах немного прошла, я сел на велосипед и помчался домой. Утонувший в тумане рассвет я встретил стоя у окна с кружкой горячего кофе с молоком.