Спонтанный мох


Только один ты можешь танцевать посреди болота 
и своим отвратительным голосом петь песню, текста которой ты не знаешь.

Если у меня и есть второе имя, то это, определенно, спонтанность. Сам я уже привык к незапланированным поездкам и нахожу в них особый шарм, хотя, порой, собираться в последний момент, когда уже нужно ехать, изрядно раздражает. Хуже всего, когда ты настолько не планировал поездку, что даже педали были сняты с велосипеда. Но тем не менее подобные сборы вряд ли портят впечатления от поездки, а может даже наоборот добавляют в атмосферу неожиданности. 
Трек: endomondo
Воскресенье, на часах семь утра. Чем сейчас занимаются нормальные люди? Правильно, лежат в теплых постелях и даже не думают просыпаться. Собственно и я был в их числе, пока первые лучи солнца не начали пробиваться в окно, а когда я увидел потрясающий рассвет, то мигом бросился за фотоаппаратом и сделал несколько кадров. Взглянув на градусник я несколько расстроился - на улице было минус пять, а это означает что поездка на шоссере вряд ли принесет удовольствие, но в этот момент что-то щелкнуло в моей голове: а кто говорит про шоссер?

Холодная дорога в Вяжищи.

И вот я уже скидываю в рюкзак классический набор: камеру, монтажки, насос и прочее барахло, а в голове крутятся мысли: и куда же поехать? Но мысли прервала другая дилемма: фотоаппарат или термос? Да, мой рюкзак с трудом может вместить их вместе, а тащить столько груза на себе не было никакого желания, в итоге, разумеется, в рюкзак отправился фотик. В горячке сборов, я, видимо, как-то неровно закрутил крышку на гидропаке, о чем мне пришлось позже пожалеть, но на момент старта я и не подозревал о том, что по рюкзаку уже бежит ручеек воды.

Найнер на замерзшей грунтовке.

Но на улице меня ждал сущий ад: при такой температуре сильный встречный ветер превратился в жестокую пытку и к концу участка до поворота на Вяжищи я замерз так, что почти не чувствовал лицо, пальцы рук и ноги. Постояв несколько минут, мне удалось отогреться и я снова тронулся в путь. Но ветер был настолько холодным, что даже когда он дул сбоку, доставлял немалый дискомфорт. Но разве может он остановить велосипедиста в самом начале маршрута?

Замерзшая грязь создает рельеф.

Облегчение пришло только тогда, когда я свернул на грейдер, ведущий к Торфплощадке и тут мой расчет оказался верным: дорога была сухой и твердой, что гарантировало отсутствие страданий. Вообще, когда я собирался в поездку, больше всего я переживал, что из-за теплой погоды в последние дни, дорога превратится в непроезжаемый гряземес, однако, тогда я еще не знал, что это в принципе невозможно.

Узнаете Веряжку?

Постепенно на замерзшей дороге появлялось все больше и больше снега и льда: сначала это была замерзшая грязь с вкраплениями льда, потом лед с вкраплением грязи, а закончилось все обледеневшей колеей, езда по которой на летней резине не предвещала ничего хорошего.

С ужасом смотрю вперед.

Забавно, уже в который раз я попадаюсь в эту ловушку: везде в городе снега давно уже нет, и ездить на шиповке не особо приятно, но стоит заехать в лес и начинаешь задаваться вопросом: а зачем я вообще тратил столько денег на зимнюю резину, если постоянно езжу на летней? Но не возвращаться же назад из-за таких мелочей? Преодоление колеи шло с переменным успехом: я ехал то на велосипеде, то лежа на боку катился по льду. Особенных ощущений добавляли контактные педали, которые я с утра снял с шоссера, а на нем регулировка отстегиваний была закручена побольше. Хотя вряд ли это изменило бы что-нибудь - падения на неровном льду неподвластны контролю: вот ты едешь на байке, а через секунду колесо уносится вбок и ты лежишь на льду.

Солнце и снег.

Хотя кое-что я все же мог контролировать - сторону, на которую я падал: ведь настоящий велосипедист всегда падает налево? Впрочем, не стоит сильно драматизировать: сложность этого участка была минимальной, здесь скорее немаловажную роль сыграла деморализация из-за того, что я опять по глупости рано сменил резину, хотя учитывая общую протяженность маршрута и участка со льдом - вопрос остается открытым.

Первые весенние ручьи.

По пути к торфплощадке я нашел плотину, которой раньше в этом месте не видел, хотя может просто не обращал внимания. Вскоре я прибыл к месту начала пешки, где меня с лаем встретили две охотничьи собаки, а я между тем думал: смогу ли опять проехать по льду в канаве, тем самым упростив пешую часть до невозможности?

Подготовка к пешему участку.

Однако лед выглядел весьма опасно, да и звучал так же, но я все же рискнул - ох уж эта лень. Под громкий треск льда, я проехал по канаве около сотни метров, но когда заднее колесо с брызгами провалилось в воду, я все же решил, что оно того не стоит и выбрался на сушу.

Осторожной походкой.

Вообще лед местами был вполне безопасным, но встречались и такие места, где льда и вовсе не было - судя по всему, в этих местах в канаву стекала вода из болота. Но на суше оказалось не так уж и сухо - оно и понятно, болото оно вряд ли вообще бывает сухим. В этот раз оно оказалось еще и коварным: вроде бы и и покрыто коркой льда, но периодически я с хрустом проваливался и только чудом мне удалось намочить ноги не так уж сильно.

Бесконечная канава.

Дальше игра пошла по правилу: иди по снегу. Снег в лесу замерз и стал таким крепким, что по нему можно было не только идти, но и ехать. Правда второе было невозможно из-за того, что целостного покрытия не было: снег лежал островками и тропинками, а стоило пойти по болоту, то сразу можно было провалиться в воду сантиметров на десять-пятнадцать. Такой расклад меня не устраивал, так что я шел по снегу как по дороге из желтого кирпича, но старался внимательно следить за его толщиной - иногда можно было провалиться и на снегу.

По дороге из белого кирпича.

И вот я оказался у знакомого мостика через канаву и перебрался на другую сторону. Там продвигаться стало несколько сложнее - большое количество деревьев и немалые пространства полностью затопленные водой и покрытые коркой льда, но недостаточно прочной чтобы по ней идти. Приходилось искать обходные пути, которые не всегда оказывались удачными. Миновав начало канавы я выбрался на относительно открытое пространство в лесу и тут меня ждал сюрприз.

Весенний кубик.

Тут снежный покров был почти везде, а его прочность позволила по нему ехать, да еще и с ветерком! Так по лесу я еще ни разу не ездил. Правда праздник длился недолго и чем дальше я двигался, тем меньше снега оставалось. Вскоре, снежный покров снова превратился в отдельные островки, которые были разделены океанами опавшей листвы. Но на поверку она оказалась куда более серьезным препятствием - стоило на нее ступить и сразу же с треском проваливаешься в воду, и так повсюду. Двигаться вперед стало очень тяжело из-за того, что было непросто найти относительно сухой маршрут, как вдруг я обнаружил следы, которые оставил кто-то, кто явно знает эти места. Это были следы медведя, причем настолько отчетливые, что мне стало не по себе. Судя по небольшой корке льда в них, медведь прошел тут не раньше, чем предыдущим вечером, а в некоторых местах темные ручейки грязи на белом снегу, выдавали его направление: после того, как он проваливался в воду, и она стекала с его шерсти. Мне хотелось как можно скорее уйти с этой тропы, но как оказалось другого пути тут вовсе не было - животное выбрало самый сухой и удобный маршрут. Так что мне пришлось идти по следам достаточно долго. Не то, чтобы я был параноиком, но мысль о том, что я могу повстречать здесь свирепого хищника меня не очень-то радовала, а поэтому я заметно ускорился, и совсем скоро выбрался из леса, позабыв о страшных следах.

Поле неподалеку от Горийского озера.

Стоило мне только выбраться из леса, как началась самая настоящая метель, которая, к счастью, длилась не очень долго. Теперь меня ждал путь через грейдер страданий: я хорошо запомнил как год назад, примерно в это же время года, мы с Иришкой и Артемом ехали по этой дороге, и от одних мыслей об этом по моей спине пробегали мурашки.

На грейдере страданий.

В этот раз дорога оказалась значительно лучше, чем тогда, но даже в таком состоянии ехать по ней было приятно далеко не всегда. Встречались сухие, замерзшие участки, которые превращались в бешеную трясучку из-за тракторного протектора. Встречались участки, где грязь вперемешку с глыбами льда создавали труднопроезжаемые преграды, но хуже всего конечно были участки, где все было в мокрой грязище. А таких участков было больше всего.

Замерзший участок.

Правда, вспоминая строчки из моей любимой песни: "I can't complain", я с улыбкой на лице и шикарными треками в плеере двинулся в сторону деревни Нащи. Не обошлось и без небольшой фотосессии возле лесовоза, уж слишком колоритно выглядит эта раритетная машина, которая в нынешнем состоянии больше напоминает зомби. Глядя на нее невольно задаешься вопросом: как она вообще работает в таком состоянии?

Трактор-зомби.

Велосипед быстро покрылся грязью, которая вдобавок ко всему еще и мгновенно замерзала на ледяном ветру. Один раз она даже полностью заблокировала работу переднего переключателя, но и плюсы в такой грязи были - по прибытии домой мойка велосипеда оказалась очень простой. Дальнейший путь был мало чем примечателен, разве что стоит упомянуть о встрече со старым знакомым: мужиком, который живет в самом крайнем доме в Нащи. И он опять задал тот же самый вопрос, что и два года назад: за ягодами что ли гонял? Интересно, а сейчас вообще есть ягоды в лесу?

Прощание с трактором.

Подводя итог поездки, хочется отметить, что именно спонтанные поездки почему-то оказываются самыми атмосферными. И еще. Для себя я, наконец-то, понял главную суть поездок: только поездка в одиночестве может дать насладиться единением с природой, возможность утонуть в своих мыслях и отвлечься от повседневной жизни. А еще только один ты можешь танцевать посреди болота и своим отвратительным голосом петь песню, текста которой ты не знаешь.