Веронда Grand Opening


Суть велосипедизма - в страдании. ©

Хотя я, конечно, сегодня не собирался сильно страдать, но так уж получилось. Как и любой другой больной велосипедами, я постоянно слежу за прогнозом погоды и знал, что сегодня вернется зима, а поэтому первым делом с утра я помчался смотреть в окно. И правда: на термометре минус один и падает небольшой снежок. Остается дело за малым: быстро упаковаться и решить куда ехать. Если с первым проблем не возникло, то со вторым я не мог определиться даже когда сидел на байке возле поезда. Так что, недолго думая, я поехал в Веронду. Давно там не был, а недавняя оттепель наверняка уменьшила количество снега в лесу. По крайней мере, я так думал.
Трек: endomondo
Тротуары в городе превратились в убийственную стиральную доску: некую смесь мокрого снега и откровенного льда. По такому покрытию не то что на летней резине не проедешь, может и простенькая зимняя не справиться, но Ice Spiker'ы показали себя во всей красе и ехал я думая лишь о том, какая шикарная поездка меня ждет.

По следам велосипедиста.

В целом, до Вашково я доехал без особых приключений - после Ермолино дорога превратилась в ледяную колею, но транспорта там было немного, так что ехал я быстро и весело.

Дорога в Вашково.

Пообедав чаем с молоком и батончиками мюсли на своей излюбленной остановке в Вашково, я двинул в Веронду.

После съезда с асфальта.

Еще издалека я понял, что легкого пути ждать не приходится - дорога возле поворота была покрыта толстым слоем снега, и лишь глубокая тракторная колея показывала в ней направление.


К сожалению ехать по ней не представлялось возможным - погода была против. Колея не замерзла, но и не растаяла, а представляла из себя некую смесь страданий и боли - идти по ней тяжело, а ехать и вовсе невозможно. Под протектором "елочка" скрывался приличный слой воды. Я, конечно, заподозрил недоброе, но возвращаться из-за таких мелочей не собирался.
Я то ехал, то тащил байк рядом с собой, но спустя несколько сотен метров, после пересечения с ЛЭП, колея стала совсем злостной. Во-первых, она была очень узкой; в связи с этим либо по ней идешь ты, либо катишь по ней байк. Во-вторых, под слоем снега было очень много воды, поэтому езда по ней просто уничтожала силы, а любое лишнее движение приводило к тому, что я съезжал с колеи и проваливался в глубокий снег. Поэтому особого выбора у меня и не было - я пошел пешком по колее, а байк толкал рядом по глубокому снегу. Самым неприятным нюансом всей этой схемы был тот факт, что снег был покрыт достаточно прочным настом, правда не настолько прочным, чтобы катить по нему байк. В результате, мне приходилось буквально пробивать наст передним колесом велосипеда. Однако, я уверенно ломился вперед, как будто бы в конце этой дороги меня ждал конец мучений. Но внутри я прекрасно понимал, что это только начало.

Снежное безумие.

Два километра этой прекрасной дороги я преодолевал более двадцати минут и вскоре выбрался на знакомое поле. К счастью, слой снега на нем был куда меньше - около десяти сантиметров… а вот слой воды под снегом… был куда больше.

Where's Waldo?

Не бьет два раза в одно место.

Благо я хорошо знал маршрут и помнил где поджидают самые глубокие лужи, так что до деревьев я добрался относительно сухим. В одно из трех деревьев в поле за Вашково, попала молния и оно раскололось пополам, а верхняя его часть рухнула вниз, образовав весьма живописное место. Конечно же, я забрался наверх и сделал пару кадров.

Поверженное дерево.

Еще раз перекусив и попив кофейку из термоса, я вернулся на дорогу и начал пробираться вперед. Именно пробираться - буквально за деревьями слой снега на поле значительно увеличился и вскоре стал настолько глубоким, что мне приходилось тащить байк за собой или на себе.

Дурная голова велосипеду покоя не дает.

Проблема в том, что стоит закинуть байк на плечо (а это кажется весьма логичным решением), как ты тут же начинаешь проваливаться в снег (и воду) еще глубже и идти становится настолько тяжело, что буквально через десяток метров, ты бросаешь байк в снег и начинаешь тащить его снова. Следующие полтора километра пути заняли около получаса. Когда я все же выбрался к ручью, то надеялся, что дальше, в лесу, снега будет меньше и оставшаяся часть пути пройдет куда проще. Но я ошибся.

 Дорога? Направление?

Make your own path.

Когда я перебрался через ручей по узкой, занесенной снегом, бетонной плите… я сразу завалился. К счастью, не от усталости, а из-за слишком крутого подъема и огромного количества снега. И я сразу понял, что меня ждет. А впереди меня ждали несколько километров прекрасного, живописного, и занесенного снегом по самое «не балуйся», леса. Вокруг действительно было очень красиво, но мне было совсем не до этого. Глубина снега тут была куда больше, а под ним по-прежнему была вода. Тащить байк рядом с собой было просто невозможно, он несколько раз застревал, из-за чего я лихо заваливался в снег. В грязевые зазоры постоянно набивался снег с водой, которые замерзая, блокировали колеса. Сказать, что это был ад - значит не сказать ничего. Это был самый изматывающий участок пути в моей жизни, он даже переплюнул тот раз когда я заблудился в болоте летом, без воды и еды. В этот раз и вода и еда у меня была, но меня это нисколько не утешало. Двигаться вперед было чудовищно тяжело, усталость накапливалась с каждым шагом. Каждый раз ступая вперед из меня вырывался стон, иногда переходящий на крик, когда мне не хватало сил протащить за собой байк. Вскоре показалась река Змейка, указав, что я все же продвигаюсь вперед. Но чем меньше сил оставалось, тем более длинным казался оставшийся участок пути.

Обледеневшие колеса.

Вообще я заметил в своем организме интересную штуку. Когда силы подходят к концу, и создается впечатление, что ты вот-вот рухнешь и не сможешь даже пошевелиться - это своего рода уловка. Защитный механизм пытающийся избежать экстремальных нагрузок, которые могут привести к травмам. В действительности, когда в первый раз кажется, что «все» - на самом деле это израсходовано около двух третьих сил. Так вот у меня это «все» было где-то в том месте, где ты выходишь из леса в поле, около вышки охотников. Потом еще несколько сотен метров уже легкой пешки по дороге до Богданово… и я упал. Нет, силы у меня еще были, но я так измотался, что захотелось полежать. Эти последние два с половиной километра я преодолевал около сорока минут. А весь пеший участок занял у меня три часа - это включая отдых и остановки.

Передышка в просеке.

Возле Змейки.

Грейдер в сторону Фарафоново превратился в мечту МТБ-шника: ровное дорожное полотно, достаточно неплохо почищенное с небольшим слоем свежего снега, около сантиметра. Прекрасные виды вокруг и ветер в спину… Что еще нужно для счастья? Так что вскоре я выбрался на трассу А116, где меня ждало два десятка километров ада.
Конечно же, у поворота на Фарафоново я остановился на привал - допил чай, доел батончики и двинулся в путь в лучших традициях «без воды и еды». Хорошо хоть фару догадался взять с собой. Темнота, встречный ветер, снег, огромный поток транспорта, и не очень хорошо почищенная обочина, ехать по которой было очень тяжело. И этот ветер… это самый настоящий кошмар. Иногда его порывы заставляли меня чуть ли не полностью остановиться, а снежная каша под колесами просто уничтожала накат. И в результате скорость от четырнадцати до семнадцати километров в час.
Чуть больше чем через час, я въехал в Новгород и удивился тому насколько наш город омерзительно грязный. Даже в такую погоду, когда на улице минус и идет снег, улицы выглядят так, словно их поливали фекалиями. Повсюду жуткая грязь, песчаная жижа, которая в некоторых местах переходит в ледяные острова или редкие участки чистого, укатанного снега. Забавно, что даже дорога на обочине трассы чище чем тротуары в нашем городе, на которое даже смотреть противно, я уж молчу про то, каково по ним ездить. 
Однако, пришло время подвести итог. В моей жизни было три жестоких покатушки, две из них - в Веронде. И, пожалуй, это самое невероятное открытие сезона в моей жизни. Особенно тот момент, когда я пришел домой и завалился на пол в прихожей. Но самое потрясающее - это ощущение одиночества в дикой природе; когда ты понимаешь, что тебе никто не поможет и не придет на твои отчаянные крики. Когда ты знаешь, что можешь полагаться только на себя, потому что рядом с тобой нет никого, а на телефоне «нет сети». Что я успел полюбить в зимних покатушках - это тишину. Нет пения птиц, есть лишь завывания ветра и стук сердца в груди. Ощущение глубочайшего спокойствия, отчужденности и легкого чувства опасности исходящего от отрицательных температур, снега и отсутствия навигатора.